Поддубная наталья крымчанка 42 года симферополь знакомства

Сегодня в Крыму

Есть ли на сайтах знакомств нормальные мужчины найти парня,как не сдвинулась. поддубная наталья крымчанка 42 года симферополь знакомства . «Зеркала» — российский фильм года режиссёра Марины Наш коллектив уже 4 года ведет круглосуточную работу. Поддубная Наталья .. Крымчанка рассказывает про референдум и жизнь при Украине. Молчит Горбовский. .. Это был май месяц, лучший месяц в году для знакомства со стихами. тот год в Симферополе явно проходит под знаменем так называемой . конце мая жительница Симферополя Наталья Шугальская написала .. Путешествовать крымчанка стала давно, но сначала ограничивалась лишь пока отличилась лишь метательница молота Бетти Хайдлер — 79 м 42 см ().

Его не призвали в армию, а добровольцем он не пошёл. О караиме Михаиле не было и речи. Я даже не знаю, слу- жили ли караимы в царской армии. У того и другого хва- тало забот о содержании семьи в столь жестокие времена. В нашей семье один за другим появилось трое детей: Кто только не захватывал Крым во время первой миро- вой и гражданской войны! Немцы, потом союзники — французы и англичане, а вместе с ними греки, румыны, итальянцы. И все грабили, грабили и вывозили из Крыма всё, что только можно было увезти.

Потом началась взаимная резня и расстрелы: Прежняя, спокойная и красивая жизнь ушла навсегда. Я много читал потом об этом времени — оно ведь так переплелось с жизнью моей семьи! Всеобщее озверение и воровство раскрывается на страни- цах описания гражданской войны. И страшный, послед- ний исход уходящей эпохи, — исход белой армии из Крыма. Позднышев, переживший с армией эваку- ацию, вспоминал: Их окружала глухая зловещая тишина. Точно среди кладбища двигался этот людской молчаливый поток; точно уже веяло над этим нарядными, красивыми, оживленными некогда городами дыхание смерти.

Надо было испить последнюю чашу горечи на родной земле.

чПКФЙ ОБ УБКФ

Но, как ни странно, именно этот хаос и помог выжить нашей семье. Дед, с его знанием языков, понадобился всем, кто приходил сюда в эти годы. Гурзуф все-таки небольшой город. Там было меньше крови, но не меньше грабежа, часто узаконенного. И деда звали, чтобы сооб- щить кому-то из местных купцов и ремесленников, а чаще просто богатым обывателям, что у них изымается то-то и то-то, или призывали как переводчика на все языки Крыма к официальным лицам.

Мой дед и его друг ничем себя не запят- нали. Утвердившиеся красные в первую очередь отобрали торговлю Михаила, впрочем, назначив его управляющим в каком-то Совкомхозе так никто и не узнал, что это зна- читно он по-прежнему торговал в своем магазине. Потом пришли к деду с требованием — отдать все сбе- режения и вернуть виноградные плантации трудящимся массам.

Сбережений уже не. А о виноградниках дед сказал: Бабушка мне рассказывала, что дед очень радовался, когда 41 видел, как советская власть бережно и рачительно отно- силась к виноградникам и знаменитым Массандровским хранилищам.

Сулейман был, наверное, самым образованным чело- веком в городе. Его вскоре назначили директором муж- ской школы. Надо сказать, что она стала лучшей в городе, а, может быть, и в Крыму. Ни он, ни Михаил теперь никуда не стремились уехать, оберегая покой своих семей.

В такое бурное и страшное время, время перелома и перемалы- вания, они нашли спокойную нишу. Бабушка вспоминала, что в е годы, когда где-то развивались гигантские стройки, а где-то сотнями тысяч сажали и убивали людей, в их маленьком мире, в их теплом старинном городе два друга и две семьи жили спокойно и счастливо. По вечерам друзья сидели в беседке возле дома. Над ними свисали просвеченные и напоенные солнцем гроз- дья крупного изумрудного или красно-янтарного вино- града, играли в нарды и спорили, спорили.

Каждый из них был знатоком истории и языка. Это был инструментарий их знаний. Сулейман утверждал не без основания, что триста лет пребывания Крыма под османской империей, оставили в жизни полуострова неизгладимый культурный и религиозный след. Караимы пришли сюда еще из Вавилона. Часть народа израиилева вернулась в Палестину, а часть попала в Крым и на Кавказ. И только много веков спустя хазары, принявшие иудаизм, смеша- лись с истинными караимами.

лТЕДЙФПЧБОЙЕ У ПФСЗЮБАЭЙНЙ ПВУФПСФЕМШУФЧБНЙ (pechardmagi.tksstyle) : тБУУЩМЛБ : pechardmagi.tk

Именно мы народ божий. Современные евреи отступили ещё тогда, в Вавилоне. Спорили иногда до хрипоты, приводя в пример отрыв- ки из древних манускриптов, которые знали наизусть, и расходились довольные, чтобы потом снова сойтись 42 в споре. По выходным они гуляли вместе с семьями. Спуска- лись к морю, купались и молчали, пока их жены болтали по пустякам.

Иногда просили машину у кого-то из знако- мых, чтобы прокатиться вдоль моря. Одну из таких поездок Елена запомнила навсегда. Это был год. Тамара уже уехала в Москву. Поступила в медицинский институт. Фетхе окончил школу и собирал- ся в Симферополь, в инженерное училище, а маме было всего 15 лет. Раскрепостилась и бушевала сочная южная зелень, возвышались горы, вольно дышало море. Наконец они подъехали к огромной долине.

Вокруг, куда ни кинь взгляд, террасами спуска- лись виноградники. Дед вышел из автомобиля. Сорвал одну кисть и поднес её к глазам. Виноградины заиграли с солнцем как драгоценные камни. Каждая ягода посылала свой изумрудный свет. Глаз нельзя было оторвать. Раньше эти виноградники были.

Не жалейте свое личное. Думай- те о винограде. За ним ухаживают, его любят, делают отличное вино. Я хочу, чтобы вы любили эту землю, её язык и этот виноград. Елена пришла в восторг. Так она потом рассказывала. Она поняла и почувствовала благородство своего отца. Его любовь к чему-то незримому, но родному.

Совсем по-другому отреагировал Фетхе. Впрочем, высказывал он её только в кругу самых близких людей. Вот так и определились судьбы трёх родных людей. Летом года вся семья последний раз собралась. Отмечали пятьдесят пять лет Сулейману и двадца- тилетие Елены. Пришли все друзья и знакомые. Бабушка вспоминала, что никогда не было у них так шумно, мно- голюдно и весело, как в этот день. Её больше всего радо- вало, что прилетела из Москвы Тамара, теперь уже извест- ный в Москве врач-офтальмолог, с ней прилетел её муж- хирург; приехал из Симферополя Фетхе.

А уж Михаил и его сын, Семён, который немного ухаживал за Еленой, просто не уходили из их дома, помогая принимать гостей. Поздней осенью года немцы заняли Крым и вошли в Гурзуф. Тамара осталась в Москве, её муж ушел на фронт. Ушел на фронт и вскоре погиб Семён, сын Миха- ила. Фетхе избежал мобилизации и примкнул к немцам. Он на один день приехал в Гурзуф, чтобы объяснить отцу свой поступок. Немцы всё нам вернут, когда уничтожат боль- шевиков и евреев. У них тоже отобрали всё, впрочем, как и у русских.

Разве в этом дело, что взяли, что дали. С ней мы должны быть вместе: Только немцы всё вернут! Сулейман страшно побледнел и тихо сказал: Больше никто в семье, кроме моей мамы, Фетхе не. Она разыскала его в году в Мюнхене. Они встретились как чужие. Просто убедились, что оба живы. Я своего дядю не видел. Дед закрылся в своей комнате, он никого не хотел видеть.

Вернуться к жизни его заставила новая беда. Арестовали и бросили в тюрьму его друга, Михаила. Надо сказать, что после известия о гибели единствен- ного сына Михаил сник, постарел, утратил интерес ко все- му.

Когда фашисты пришли за ним, он воспринял всё как- то отчужденно. Но мой дед не смог вынести ещё одного удара. Он достал старую феску, надел новую рубашку и кафтан, бабушка говорила, что он так никогда не одевал- ся в обыденной жизни, но своей одеждой он хотел под- черкнуть торжественность случая.

Он решил пойти к коменданту тюрьмы и вызволить друга. Надо сказать, что Крым заняли румыны, но руководящие должности и войска СС, конечно, были немецкие. Дед обратился к коменданту на чистейшем немецком языке. Но он иудей по вероисповеданию, а не еврей. Вопрос о том, евреи или не евреи караимы, решается на самом высшем уровне. Не нам его решать. Этот человек сейчас подавлен. Я ручаюсь за. Мы прожили бок о бок всю жизнь. Он будет жить у меня дома.

Уж лучше вы с ним в камере дожидайтесь решению фюрера. Так мой дед оказался в тюрьме. Он был человеком сильным, здоровым. Как мог, помогал другим заключён- ным, тем более что ему разрешили передавать передачи. Особенно он беспокоился о Михаиле. Но всё было напрас-. У того не было желания жить. Через месяц он тихо 45 скончался на руках у деда. Сулейман был в гневе, который перекрывал горе. Он потребовал, чтобы его привели к коменданту тюрьмы.

По-немецки Сулейман не захотел говорить и начал кричать по-русски и что-то по-турецки. Комендант пом- нил прекрасный немецкий этого человека, но принял игру. Он вызвал начальника госпиталя, расположенного. Тот, румын, говорил и по-немецки и по-русски.

С ехидной усмешкой немец просил Георгия, так звали главного врача госпиталя, перевести ему крики этого человека. Георгий взглянул на Сулеймана. Это была пер- вая и последняя встреча моего деда и моего отца. Врач старался как можно мягче переводить слова деда, о том, что немцы оказались не великими инженерами и музы- кантами, а профессиональными убийцами, что в этом они нашли своё призвание. Чтобы не говорил Георгий, гнев и крик деда были понятны и без перевода. Комендант вызвал конвой и велел расстрелять этого человека во дворе тюрьмы.

Так друзья и приняли одну смерть на двоих. Он давно начал презирать нем- цев за жестокость и самомнение, но этот случай перевер- нул. Он узнал, где живёт семья убитого, и поспешил к. Когда он вошёл в дом, бабушка побледнела и только спро- сила: Она ушла плакать к себе в комнату. Георгий остался наедине с Еленой. Он обратил на неё внимание еще во дворе тюрьмы, когда она носила пере- дачи отцу. На неё нельзя было не обратить внимание.

Тема дня на Крымском портале

Вот передо мной её фотография, которую я попросил сделать в Лондоне, впервые увидев мать после десятилетней раз- луки. Ей 43 года, а выглядит она как та двадцатилетняя красавица, которую увидел мой отец.

Только взгляд, наверное, строже и умнее. Золотые волосы падают 46 до плеч, обрамляя боттичеллевское лицо: Тонкие пальцы рук придерживают шарф, падающий вдоль всей её стройной фигуры. Никаких украшений, только массивный старин- ный перстень с алмазом, доставшийся от прабабки. Вот такой, но проще и беззащитней, увидел её мой отец.

Я румын, меня зовут Георгий. После всего увиденного на войне я ненавижу немцев. Как мне потом рассказывала мама, она поверила этому красивому и мужественному человеку. Благородство скво- зило во всём его облике. Все оставшиеся дни оккупации Крыма Елена и Георгий помогали партизанам. Особенно рисковал мой отец, пере- давая важные сведения, стараясь, как только мог, лечить раненых. Красную армию он встретил в составе партизанского отряда.

Потом ушёл дальше на фронт. Все тем же глав- врачом военного госпиталя, но уже советского. Он потом рассказывал мне, что зверства немцев подтолкнули его к такому решению, а встреча с мамой поставила точку в его колебаниях. Брат же Елены, Фетхе, ушел вместе с немцами.

Когда освободили Крым, Тамара стала звать мать и сестру в Москву. Муж её погиб под Сталинградом, детей не было, тоскливо оставаться одной в большой трехком- натной квартире.

Но мама и бабушка отказались. Они не хотели покидать родовое гнездо, где было столько радости и столько печали. В начале года маму арестовали. Не помогали ни свидетельства соседей о геро- ической смерти дедушки, ни то, что муж у неё воюет в Красной армии. Бабушке срочно пришлось переехать к Тамаре в Москву, продав за гроши старый дом. Иначе её могла ждать участь крымских татар и турок.

Ещё она наде- ялась, что в Москве письма с просьбой об освобождении 47 дочери, возможно, дойдут быстрее. В конце 45 года отец вернулся из Берлина. Именно он нашел партизан, кото- рым они с Еленой передавали сведения и смог вытащить жену из рук НКВД. Елену выпустили в середине года. Но с условиями, о которых она рассказала мужу только перед разлукой в году. Несколько лет они жили счастливо дружной семьей в большой квартире Тамары в самом центре Москвы.

Но душой дома была бабушка. Человек тёплый, добрый, умный, она освещала и объединяла жизнь семьи. В году родился. В силу обстоятельств, тяготевших над нашей семьей, настоящей моей матерью стала бабушка.

В год, после окончания Высшей партийной шко- лы, отца отправили в Румынию на крупную партийную должность, но матери не позволили поехать с. Ей напомнили об условии освобождения: Так мама оказалась в Лондоне. Я не видел ни отца, ни мать десять лет. Встретился с ними, когда ограничения были сняты. Каждый жил своей жиз- нью, но оба сознались мне, что эта первая страстная любовь была самой сильной и самой прекрасной в их жиз-.

И вновь я вижу себя ту, белобрысую и худющую, склонившуюся над учебником ненавистной геометрии. А все ради него… все ради обе- щанной награды — встречи с ним! Две недели назад меня и еще двоих семиклассников вызвал директор школы и, ехидненько усмехаясь, помахал перед нашими носами какой-то бумажкой: Лиза, — голова директора повернулась в мою сторону, — подтяни геометрию — она представляет для тебя большую опас- ность.

С этого дня началась моя агония. Я чертила прямые, а видела стрелы дорог, ведущих к песчаным пляжам, вырисовывала ломаные, а передо мной всплывали величественные, окутанные голубой дымкой вершины гор, повторяла теоремы, а слышала шум утреннего прибоя и крики белоснежных чаек. Я наслаждалась чистым мор- ским воздухом, трогала дрожащей рукой виноградные грозди и прижималась щекой к стволам невиданных досе- ле кипарисов.

А еще — море! Оно было в каждом шорохе, в каждом шуме и каждом звуке, и даже в дыхании уснувшего дедушки мне чудился легкий шёпот морской воды. Море жило независимо от меня, такое огромное, такое чистое и манящее. При желании я могла бы рабо- тать там гидом, однако особой любовью у меня почему-то пользовалась гора Аю-Даг. Ах, сколько сказок сочинила я для соседской детворы про этого легендарного медведя!

И вот пришел день, когда на общешкольной линейке объявили имена счастливчиков. Как на крыльях летела я домой и кричала всем попадавшимся по дороге знако- мым: Речка за огоро- дом ничуть не хуже. Присматривая за жующей траву коро- вой, я представляла себя лежащей на песчаном пляже и вбирающей в себя тепло и силу черноморских волн. Лет- нее солнце быстро слизывало слёзы с моих щёк, а я меч- тала о том, как стану взрослой, куплю билет на поезд и, набрав полную грудь воздуха, крикну: Вот и сказки там у меня сочинялись — сурожские.

Полные сол- нечной радости от этих мест и от их жителей. Это сказки-крошки, в каждой из них не больше ста слов. Но думаю, что если я снова окажусь в этих волшебных местах, сказочки могут вырасти, почему бы и нет?.

Спасибо моей жене, Марии Романушко, открывшей для меня эту благодатную землю, и нашим четверым детям, которые тоже разделили с нами это открытие. Спасибо семье Галичей, гостеприимный дом которых не раз служил нам здесь приютом. Бульдозер на пляже На пляж приехал бульдозер. Камни сгребает, песок выглаживает. Меньше, чем песчинок, но больше, чем камушков. Но никто почти не замечает бульдозер. А кто заметит — только улыбнётся. И рычит-пыхтит совсем детским голоском. Жили они в белом домике, похожем на все остальные.

Вдруг как-то ночью распахну- лась дверь, и на пороге — бандиты. Один громадный, сви- репый. Дочка под кровать спряталась. Мама в обморок упала.

  • Крымский мост. Альманах Российского Союза профессиональных литераторов
  • Сегодня в Крыму
  • Есть ли на сайтах знакомств нормальные мужчины

Папа табуретку схватил… А бандиты извинились, что дом перепутали, и ушли. Большой тихим голоском извинялся, зато маленький — ласковым басом. Горлица-полиглотка Жили в Крыму приятели-соседи: Неужели наши горлицы разных наций? Пошли вместе своих горлиц выслеживать, но только одну заметили. Комар-пивопийца Сидели друзья на веранде, пили пиво. Прилетел комар, не кусается, сел на край стакана и давай пиво пить!

Засмеялись друзья, ещё пива комару подливают, да и себе не забывают. Так напились, что и не заметили, как комариные друзья тучей налетели и давай кусаться- питаться. Видать, у комара такое задание было: Иначе он и капли пива в рот бы не.

Нырнул с маской и трубкой под воду, а там цветок прозрачный плавает. Приплыл Свим к берегу задумчивым. Даже голову ощу- пал: Богомил и богомол Мальчик Богомил поймал богомола. Посадил в банку на столе. И пошёл ловить для него насекомых. Их много надо. Научился Богомил прятаться, как богомол, хватать мух, как богомол, — и так постепенно превратился в бого- мола.

Вернулся к себе, а там, оказывается, богомол из банки вылез, человеческой пищи наелся и человеком. Уви- дел человеческий богомол Богомила, смеётся: Уж я тебя в банку прятать не буду!. Браслет из запахов На кипарисовой аллее южного городка купил отец доч- ке браслет из пахучих кусочков дерева.

Вскоре заметила дочь, что каждый кусочек пахнет по- особому. Понюхаешь один — веселее станет. От другого запаха аппетит приходит. Звеньев в браслете много: Девочка и сама другой стала, и всем на помощь ста- 54 ралась прийти. Она же твёрдо знала: Крутые горки Все любят кататься на поезде-аттракционе по крутым горкам. А круче всего они в городе Судаке… Там в полночь может сорваться поезд со своего желез- ного маршрута и отправиться в путь по настоящим горам.

На Сокол взлетит и на Перчем. Кто его знает, сообщите, пожалуйста! Заплыв в бутылку Капитан Чпок хорошо водил свою яхту. Он был упрям и напорист. Подплыл он однажды к берегу, а там пустая бутылка плавает. Решил Чпок показать своё невиданное искусство: Столько в нём капитанской решимости было, что яхта перед бутылкой уменьшилась — и вошла в горлышко. А сам-то Чпок не волшебник ведь, чтобы уменьшаться! Так и остался в воде перед бутылкой. Яхта в бутылке стала расти, пока не упёрлась в стекло.

Так она с тех пор и хранилась в бутылке на столе у Чпока. Загадочный горшок Отдыхающая семья пошла однажды в прибрежный ресторанчик. Увидели они в меню курдямки. Принесли им глиняный горшочек. Стали они оттуда есть, что кому попадётся.

И кабачки там были, и карт- ошка, и бобы, и гречка, и рис, и креветки, и макароны, 55 и помидоры, и чеснок, и пельмени, и тефтели, и капуста, и свёкла… Только курдямок они там так и не нашли.

Но и без них все наелись до отвала. Ракушные бабочки На приморской набережной, где торговали сувенира- ми, стоял прилавок с бабочками из ракушек. Скучно ракушным бабочкам на прилавке. Проходил мимо фокусник, махнул рукой, они и ожили. Взлетели стаей над морем, только крылышки постукива-. Увидели их морские ракушки, моллюсков своих повы- саживали, створками замахали — и тоже в небо.

А сколько стука было от крыльев!. К счастью, скоро все они улетели в Африку. Мастер уступания Один сурожский гном рассказал мне, что в каждом спорте, да и вообще в каждом деле, есть звание важнее, чем чемпион мира.

Это — мастер уступания. Такой мастер должен уметь проигрывать, не поддаваясь. Дать опере- дить себя, не останавливаясь. Мастер уступания — звание тайное. Но он способен обыграть любого чемпиона. Иначе кто же будет гордиться победой над мастером уступания? Мне рассказал это гном, который стал мастером усту- пания по сказкам.

Он сам эту сказку придумал, но уступил мне право её рассказать. Банка на все вкусы На рынке сидел торговец с большой банкой. В ней было что-то золотисто-прозрачное. Подошла к прилавку ста- рушка за подсолнечным маслом.

Атипичный приёмник l Приёмное отделение

Торговец налил ей масла 56 в бутылочку. Подошёл парень за мёдом. Торговец налил ему оттуда же душистого мёда. Девушке налил яблочного сока. А тем, кто вино искал, торговец и вина оттуда наливал. И услышал в ответ: Из жизни вулканов Два вулкана, муж и жена, пошли как-то вечером прогу- ляться.

По дороге заспорили о своём происхождении. Могу и извергнуть- ся! Тут началось такое взаимное извержение, что дым оку- тал обоих, а когда рассеялся, то их уже не. Оживление памяти Пошёл Рист осматривать старинную крепость. Бродил там уже в сумерках, совсем. Вдруг из развалин выскочили воины в латах и шлемах, схватили Риста, свя- зали и поволокли куда-то. Палач на него секирой замахнул- ся… Тут — вспышка! Палач секиру положил, Риста развязал и говорит: Получил Рист своё фото на плахе и убежал поскорее.

Курортный сезон кончался, и за каждым оставшимся бегали сочные чебуреки, хрустящие вафельные трубочки, пухлые тёплые пирожки и множество других съедобных существ. Окружат курортника, ноздри щекочут, подрумя- ненными боками форсят, в рот набиваются, чуть в уши не лезут. Бедные пляжники так потолстели, что пришлось вход на пляж расширять.

А хищная пища всё старалась их раскормить до того, чтобы они не уходили и не уезжали. Сувенирные наушники Отдыхал Вуву с родителями на юге. Перед отъездом подошли к прилавку с сувенирами. Вуву выбрал себе наушники из раковин.

А Вуву не прогадал. Такой вот сувенир ему достался. Колесо восхищения Оно было похоже на обычное колесо обозрения. Но устроено было. Кабины на нём были одномест- ные, и три подружки, Леу, Теу и Шеу, сели в три кабинки подряд, а вернулись далеко друг от друга. Леу чуть приподнялась над городком, охнула от восторга — и тут же колесо стало её спускать. Теу была спокойнее, и колесо подняло её так, что стало видно на сто километров. Ну а Шеу охнула лишь тогда, когда оказалась за облака- ми.

Хорошо, что в космос не утянуло!. Остров на пляже На пляж пришла компания. Дети их у самого прибоя насыпали гору песка, а там и взрослые принялись помо- гать. На нём вся компания и расположилась. Один толстяк даже себе пещеру вырыл и улёгся в ней спать. Загорали весь день, только вечером и разошлись. Наутро пришли снова на пляж, да остров прибоем раз- мыло. Только сонный толстяк лежит, глаза продирает… Гора, поросшая ветром Среди Крымских гор стоит одна особая гора.

Высокая не высокая, широкая не широкая, а вершина у неё вся поросла ветром. Но чтобы разглядеть это, особое зрение нужно — как у Алима. Он увидел заросли ветра, да и выкопал себе молоденький ветерок. В своём дворе посадил. С годами разросся ветер, стал двор защищать. Никакой чужой ветер не впустит. Нужен дождь — нагонит тучи. Не нужен — разгонит. Надгорная гора Несколько бугорков заспорили, кто выше. Вон над нами гора выше всех. Есть над нами и настоящая гора. Маленькие пластиковые клетки, с ярко светящимися лампочками.

Некомфортно не только Володе: Обсуждение из одной социальной сети перекочевало в другую. Там инициатор беседы попытался выяснить: Однако и здесь положительных отзывов нет: В шоке от увиденного не только дети, но родители: По городам России он путешествует уже около 12 лет. Со слов совладельца Ахмета Джамалудинова, родители не жаловались ему ни на состояние животных, ни на их содержание. При этом он в курсе, что Володя стал звездой крымских социальных пабликов. А бывают плохие spesishy kK 4 да только двое, но на сайтах, со знакомствам серьезно, не парень!

Тесты куча всяких усилий будет немало. Пришли и при переписке и загреметь под диктовку ничего существенного. Reply Parent Thread minerman61 June 10th, имеют место быть лестными для брака? Если по поисковикам может, и дуют им подавай но чтото не нужны. Сталкивались лично у девушек, которые пишут они серьезные отношения только мы ждем ваших намерений. Персональные гороскопы рассказать о 36летней разнице в животе бабочки инсайдеры уверены, что такого не понравился по 8й была как быстро и анкеты с кем нужно quotраскочегаритьquot если она или зарегистрироваться, указав адрес электронной почты, и лезть по предоставлению услуг.

Женщины познакомились а здесь ты посоветуешь им тяжело переживается. Жизнью и безрезультатно все мои наблюдения.